СТРАННАЯ ВОЙНА

Лев Вершинин 31.03.2020 17:24 | История 54

В связи с поминанием в моем блоге Польши вновь возник вопрос о моем якобы предвзятом к ней отношении, а это, в свою очередь, напомнило о время от времени появляющихся в личке писем на предмет событий 1939 года, когда СССР-де «подло ударил в спину, сговорившись с Рейхом». И возник повод поделиться мыслью, которую я еще не озвучивал. Итак:

(а) в августе 1939 СССР заключил с Рейхом пакт о ненападении. Это означало, что Рейх признает пределом своих притязаний на востоке т.н. «линию Керзона» (обозначенную Лигой Наций), то есть, не будет вторгаться на территории, оттяпанные поляками у УССР и БССР в 1921 по итогам агрессивной войны, а СССР взамен не будет рассматривать войну Рейха с Польшей, как угрозу себе;

(б) более 2 недель после 1 сентября СССР никак не вмешивался в события, соблюдая полный нейтралитет, и это было совершенно правильно, поскольку «ненападение» не означало союза, — и что важно, даже когда 12 сентября начались бои за Львов, а 14 сентября немцы заняли Брест, то есть, вышли за предусмотренные пактом линии, СССР продолжал наблюдать за событиями;

(в) как известно, поляки сражались храбро, но вермахт понемногу подавлял сопротивление, а правительство Польши тем временем, покинув Варшаву, обосновалось на границе с Румынией, утратив связь с войсками, и с союзниками, и с Москвой, а около полуночи 16 сентября ушло за кордон в полном составе (номинальный президент Мосьцицкий улетел еще раньше);

(г) вот тогда, и только тогда, 17 сентября части РККА перешли границу, — причем одним из последних приказов польского Главнокомандующего частям на востоке был приказ воевать только с немцами, — как на западе, — а по советским частям огонь открывать только в самом крайнем случае. Ну и дальше — нота Молотова, отход немцев с территорий, занятых вопреки пакту, и все прочее.

Таким образом, СССР приказал войскам начать операцию ровно в тот момент, когда стало известно, что у Польши нет более ни правительства, ни парламента, ни единого командования, то есть, государственные структуры рухнули, — что и было указано в ноте Молотова. А теперь представьте, что польское правительство и Ставка, покинув Варшаву, отправились не на «румынский плацдарм»,

где и войск было с гулькин нос, и никакой инфраструктуры, а на восток, во Львов или еще восточнее, где как раз находилось немало готовых воевать подразделений. То есть, оставшись на территории Польши, просто перенеся базу сопротивления на «кресы» и приказав всем сражающимся частям при необходимости уходить с Западного фронта на восток для переформирования. И:

вермахт просто не мог бы создавать положение «ни мира, ни войны», — не развивать наступление восточнее линии, обозначенной пактом, — в связи с чем, СССР вынужден был бы

либо (а) утереться, явочным порядком признав пакт обнуленным и отдав Рейху свою «зону интересов», причем без всяких гарантий, что вермахт не пойдет дальше,

либо (б) реально ударить в спину войскам действующего правительства Польши, выступив как военный союзник Рейха, что в Москве категорически исключали,

либо (в) останавливать вермахт силой, объективно оказывая помощь законному правительству Польши, абсолютно ничего не выигрывая, а проигрывая многое.

Вот видите, в какое непростое положение поставило бы польское правительство Москву, прими оно 10-11 сентября простое и логичное решение перемещаться из Варшавы не на бессмысленный «румынский плацдарм», откуда удобно было только бежать за кордон, а на восток, где и войск было полно, и арсеналов, и всяческой инфраструктуры. Однако решение было принято совсем иное,

и дело не в трусости : во многом можно обвинять Эдварда Рыдз-Смиглы, но в совершенно запредельном мужестве ему не отказавали даже враги, и его министры-генералы были ему под стать. Но если не трусость, то что? И тут, на мой взгляд, ответ один, но очень неудобный для адептов версии «подлого удара». Неудобный настолько, что услышав вопрос, они начинают нервничать…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю