«Особый порядок». Официальные данные Смольного о смертности от COVID-19 занижены в разы?

Борис Лазаревич Вишневский Русранд 21.07.2020 22:42 | Общество 33

К этому выводу приводил и сравнительный анализ смертности в Петербурге в соответствующие месяцы 2019 и 2020 годов, и непропорционально (в сопоставлении с данными об общей смертности от ковида) большое число заболевших и погибших от коронавируса медиков, да и вообще мы привыкли, что власть в любой сложной ситуации старается или соврать, или, по крайней мере, не сказать всей правды.

Но все это были, что называется, косвенные доказательства.

Теперь появились прямые.

На протяжении почти трех недель я добывал от питерского управления Роспотребнадзора данные о числе выданных разрешений на погребение умерших от ковида. Потому что только это и есть точная информация о числе скончавшихся — именно управление РПН ставит печальную точку в статистической цепочке, разрешая погребение умерших от особо опасной инфекции в «особом порядке» (в закрытых гробах, с принудительной кремацией, без публичного прощания).

Пришлось сделать два депутатских запроса, да еще раз 20–30 набрать телефонный номер (звонить сотрудникам управления РПН — это особый квест, прохождение которого доступно немногим). И вот результат.

За апрель и май 2020 года управлением РПН выдано 2533 ответа на обращения от медицинских учреждений, «связанные с необходимостью разъяснения порядка и способа погребения умерших при установленном диагнозе COVID-19, а также лиц, умерших с внебольничными пневмониями и подозрением на COVID-19». С 1 по 25 июня 2020 года — 2404. Итого — 4937.

Почти пять тысяч.

Переведем с медицинского на русский: когда человек умирает от коронавируса, больница направляет в управление РПН пакет документов для разрешения на его погребение. Без разрешения похоронить во время эпидемии невозможно.

Обращения направляются по каждому умершему, причем (это мне подтверждают главные врачи клиник) их число точно соответствует количеству умерших. Более одного обращения по одному случаю смерти больница не направляет. В свою очередь Роспотребнадзор (мне это подтвердили в питерском управлении) просто не регистрирует более одного обращения по одной ситуации с погребением.

Из сказанного следует простой вывод: количество обращений за «разъяснениями порядка погребения» — это и есть количество умерших за соответствующий период.

А теперь посмотрим на официальную статистику, которую дает смольнинский «оперативный штаб» на сайте городской администрации — в разделе «Петербург против коронавируса».

На 20 июля число умерших от ковида — 1807 человек. А по состоянию на 25 июня умерших от коронавируса значилось — 961.

Между тем Роспотребнадзор дает по состоянию на этот же день 25 июня указанные выше 4937 умерших.

В пять с небольшим раз больше.

Как это объяснить? Не думаю, что в Комитете по здравоохранению сознательно занижали число умерших, чтобы успокоить начальство. Скорее, они либо получали неверные данные, либо получали их с большим опозданием. Но факт остается фактом.

Ответ на обращение Бориса Вишневского из Роспотребнадзора

Завтра направляю в Комитет по здравоохранению обращение — прошу сообщить, как они могут объяснить столь существенное расхождение данных.

Да, в сведениях РПН говорится об умерших при установленном диагнозе COVID-19 или с внебольничной пневмонией с подозрением на коронавирус. Но это практически одно и то же, тем более в обоих случаях применяется «особый порядок» погребения. И в Москве, например, давно уже не отличают ковид от внебольничной пневмонии «с подозрением на ковид». И там, и там — положительные тесты ПЦР, а главное — печально известное «матовое стекло» при компьютерной томографии легких.

Комитет по здравоохранению оперативно прокомментировал ответ Роспотребнадзора:

«Данные, представленные на сайте „СТОПКОРОНАВИРУС“, отражают количество умерших, у которых новая коронавирусная инфекция стала первопричиной смерти. Между тем в первом полугодии 2020 года у более чем 2400 человек COVID-19 был выявлен, но скончались они от последствий тяжелых хронических заболеваний. Так, если человек умирает от инфаркта миокарда или инсульта, и коронавирусная инфекция признается не основным, а сопутствующим заболеванием, он попадает в статистику умерших от инфаркта или инсульта. Если человек погибает в ДТП и у него посмертно обнаруживается носительство COVID-19, основной причиной смерти становится ДТП. В том случае, если у человека прижизненно была внебольничная пневмония и клиническая картина COVID-19, но наличие коронавирусной инфекции не удалось подтвердить лабораторно, он захоранивается по тем же правилам, что и больной с COVID-19».

Не очень убедительно, на мой взгляд.

Если бы у них не было ковида — эти 2400 человек умерли бы сейчас?

Или ковид существенно обострил течение их болезней и стал главной причиной смерти?

Простой пример: если астматик заболеет ковидом, он может умереть от дыхательной недостаточности и его формально запишут в умершие от астмы. Но если бы не ковид — он мог бы жить еще долго. Это первое.

Второе. Даже если принять эту логику и вычесть 2400 человек из 4937 умерших, по данным Роспотребнадзора, — остается 2537. А Смольный на 25 июня давал 961. В 2,5 раза меньше. То есть статистика занижена не в 5, а в 2,5 раза. Что очень много.

Третье. Мне уже давно говорили, что (в преддверии парада и «обнуления») дано негласное указание не ставить диагноз «ковид» — писать ОРВИ или что-то другое даже при симптомах «короны». Надо же было улучшением статистики подтвердить заявление Путина, что мы «прошли пик заболеваемости и эпидемия идет на спад».

Почему важно знать точные данные? Не только потому, что граждане имеют полное право получать правдивую информацию от властей. Но и потому, что речь идет о здоровье и безопасности.

Показатель смертности от ковида — это один из главных индикаторов уровня эпидемической опасности.

Если горожане видят, что он низкий — и с учетом усталости от трехмесячного «недокарантина», — они начинают, что называется, «забивать» на все меры предосторожности: не надевать маски в общественных местах, не соблюдать никакой «социальной дистанции», собираться компаниями, ходить в кафе, выезжать на природу — будучи уверенными, что опасность невелика. Но если она на самом деле велика — такое поведение неизбежно приведет к той самой «второй волне» эпидемии, которую ждут с большой опаской.

Борис Вишневский

Источник


Автор Борис Лазаревич Вишневский — депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, политолог, журналист, публицист, общественный деятель.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю