О чём умолчал Песков

Владимир Викторович Волк Русранд 11.09.2019 13:18 | Политика 162

«Не сказал» и «умолчал» — казалось бы, это одно и то же, если считать, что и в первом и во втором случае конечный потребитель информации — гражданин России — остался без пищи для размышлений. Но разница большая, если учесть, что умолчавшим был целый спикер Кремля.

В первом случае — «не сказал» — он мог, во-первых, чего-то не знать, во-вторых, дифференцировать информацию как не имеющую общественной важности, в-третьих, просто забыть. Во втором случае — «умолчал» — Песков сознательно вырезал из общественного обсуждения несколько серьёзных вопросов, от которых во многом зависит имидж, жизнеспособность, даже судьба Русского мира, Русской идеи, России и её не самых худших сынов.

Речь о том, что президент РФ Владимир Путин проигнорировал встречу так называемых «удерживаемых лиц», которые прибыли в Россию в рамках обмена между Киевом и Москвой. По факту — возвращения на родину 35 пленных и заложников. По словам Пескова, встречать их «не прерогатива главы государства». Путин «свою часть пути прошел для того, чтобы этот обмен смог состояться. Это является главным, а не приезд или неприезд в аэропорт». В социальных сетях народ активно обсуждает обмен и осуждает Кремль за то, что, в отличие от киевских партнёров, не устроил достойной встречи русских людей. Большинство из которых — реально герои. Это люди, которые поднялись в своё время за Россию и российские интересы, за Русский мир, Русскую весну и славянское единство. Это не террористы, как Сенцов, и не провокаторы, как нарушившие госграницу РФ моряки с СБУшниками.

Террористов и провокаторов Киев встречал цветами, овациями, десятками видеокамер, интервью и восторженными комментариями. Как героев. Встречал лично президент Зеленский. Москва уделила внимание только освобождённому журналисту Кириллу Вышинскому. Да и то — встречали коллеги, а не должностные лица (пусть даже не Путин, а хотя бы уполномоченный властью высокопоставленный чиновник). Героев Москва приняла как каких-то выпущенных из тюрьмы воришек.

Киев уже в первые минуты освобождения «своих» получил тридцать пять спикеров, воинственная риторика которых против России, русских, против Путина лично просто зашкаливала. Грозились продолжать войну, бороться против «российского оккупанта», и победить. Россия получила тридцать пять (минус Вышинский) униженных, измученных, молчащих полулюдей-полутеней. Которым не только не дали слова, но и, наверняка, провели соответствующую работу, чтобы постфактум это слово не попало в эфиры и на сайты.

А ведь было о чём сказать. Например, о том, что дела против людей сфабрикованы. И Россия должна знать все подробности античеловеческой политики Киева. Что адекватная часть общества, а крымчане в особенности, не приветствуют выдачи Украине реальных, а не мифических преступников. Что тюрьмы Украины по-прежнему забиты русскими и пророссийскими участниками антимайданного, антиевропейского, антиамериканского, антиглобалистского, антиолигархического сопротивления.

Что «осторожный оптимизм во взаимоотношениях с Украиной», о котором бурно говорили в Кремле, в общем-то не имеет под собой прочной почвы, если учесть, что антироссийская политика Киева осталась неизменной. Что Москва попала в ловушку, обменявшись пленными с Киевом, по сути, публично признав себя участницей украинского конфликта и придав немало оптимизма в этом вопросе Западу.

Во всяком случае, прямое участие Москвы в конфликте может быть истолковано как защита своих агентов, и привести к усилению санкций, от которых пытается избавиться либеральная верхушка Кремля. Кроме того, обвинения любых украинских террористов и диверсантов уже априори на Западе будут квалифицироваться как предвзятые и сфабрикованные.

Что ещё? Да то, что спустя считанные часы после обмена «удерживаемых лиц» Украина начала кампанию по «добору» «сепаратистов», «террористов» и прочих «агентов Москвы». И такая возможность у Киева есть всегда, пока линия разграничения между РФ, ДНР, ЛНР и Украиной не закрыта наглухо. Остались родственные и экономические связи, люди всё равно пересекают линию фронта в обе стороны, чем подвергают себя риску быть оформленными в СБУ и МВД Украины как враги и диверсанты младоевропейской «демократии».

При этом омбудсмен Татьяна Москалькова предложила заключить между Москвой и Киевом соглашение, позволяющее на паритетных началах прекращать уголовное преследование в отношении граждан обеих стран. То есть предлагается украинскую политику террора и провокаций превратить в норму и скрепить печатью согласия России. Даже не спрашивая мнения народа.

Ещё журналист Максим Равреба совершенно верно прокомментировал для тех, кому непонятно — зачем нужно было встречать выменянных людей у трапа самолета. Зачем демонстрировать поддержку людям, которые отсидели за Русское дело во враждебной стране до пяти лет. Если это не нужно Путину, Медведеву, не нужно миллионам безразличных россиян, то это нужно им. Тем, кто бросил свой дом и сидит в эмиграции. Тем, кто продолжает борьбу за Россию и Русское дело. Всё это должны знать и понимать граждане РФ. Обязаны. Чиновничье умиление и журналистское прекраснодушие, закрывание глаз на то, что в подбрюшье у Москвы полным ходом монтируется вражеское русофобское государство — антиРоссия, чревато и для самой РФ. Огонь имеет свойство распространяться, а если его направлять, раздувать и стимулировать, то происходит это очень быстро. А его стимулируют и направляют.

То, что Путин уже начал активную кампанию по возобновлению взаимодействия «Газпрома» с украинскими и европейскими потребителями российского газа», не должно никого обескураживать. Как говорится, мухи и котлеты отдельно. Нельзя кровь людскую менять на топливо. Но именно так выглядит политика Кремля на украинском, да и в целом западном направлении.

Однако можно бесконечно решать гуманитарные и экономические проблемы между Россией и Украиной, между Путиным и Зеленским, между русскими и украинцами, если не решена главная политическая причина, их породившая. Обстрелы, похищения людей, антироссийские санкции и унижение России никуда не исчезнут.

Если эту причину не может решить Путин, то его долг освободить пост тому, кто готов говорить с официальным Киевом на другом уровне отношений в другой тональности. При этом держа в уме, что Киев — не вся Украина, как и Москва — не вся Россия. Элиты и их интересы — отдельно, страдающие народы — вместе.

Вот обо всём этом умолчал Песков. Но, что радует, не молчит Россия. Значит, она жива. И она однозначно станет другой.

В среду 11 сентября 2019 года, в 20.00, на Ютуб-канале Центра Сулакшина смотрите прямой эфир, посвящённый обсуждению состоявшегося обмена «удерживаемых лиц» России и Украины. Будет много интересного.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союза народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора